Эстетика безобразного: монстры Иеронима Босха

“Концентрироваться на добре, красоте – неестественно. Естественно – концентрироваться на безобразном. Это основано на том, что человек – это существо, которое адаптируется, выживает. Соответственно, важнее то, что пугает и угрожает. Это какое-то досадное обстоятельство: как будто человек все время находится на войне с тем миром, в котором он живет. Конечно, люди это осознавали и строили обратные практики, которые бы склоняли к красоте и добру. Безобразное было Босхом поставлено на службу этим практикам, поставлено изящно и неожиданно.”

“Босх выполнял задание общества Богоматери: рассказать, как с точки зрения католической церкви выглядит наш мир. Помазать его черной краской будет богохульством. Нарисовать его идеальным тоже будет неверным. “Сад наслаждений” – это гибрид между черным и белым, между добром и злом, между прекрасным и безобразным. Но неравномерно расположены прекрасное и безобразное в мире. Я думаю, что Босх – августианец, и он изображает этот мир на фоне ада и рая так, что видно, что скорее мир… всё же каков?”